Subscribe to TheProdigy.lvRSS

Liam Howlett дал очередное интервью NME

мая 7, 2012 автор ClubNika  
Рубрика: Интервью, Пресса

download09_prodigy_DN_01

Liam Howlett дал очередное интервью NME, в котором поделился своими планами относительно нового альбома.

Лиам решил, что в следующем альбоме, рабочее название которого 'How To Steal A Jet Fighter' (Как украсть истребитель) не будет коллабораций с известными музыкантами.

На предыдущих альбомах Лиам уже сотрудничал с такими «большими именами» как Liam Gallagher, Dave Grohl и Juliette Lewis. Сейчас же Лиам сказал, что хочет сотрудничать «с менее популярными артистами»

Спрашивая его о том, будут ли какие-то известные музыканты работать с ним над новым альбомом, Лиам сказал: «Я предпочитаю работать с людьми, которые менее популярны, я устал от коллабораций со звездами. Люди, с которыми я сейчас сотрудничаю, малоизвестны»

Также Лиам добавил, что сейчас Keef и Maxim больше вовлечены в запись альбома. Он также заметил, что их последняя пластинка возможно и выиграла именно за счет них.

Спрашивая о том, чем занимались другие участники группы (Keith и Maxim) во время работы над альбомом, Лиам ответил: «Они были в студии со мной. Даже если они не работали над текстами каждый день, они все равно приходили несколько раз в неделю, слушали то, что я набросал, обсуждали это. Я допустил ошибку в прошлом, не на последнем альбоме, а раньше, когда я прислал им уже готовые треки. Мне кажется альбом получился бы лучше, если бы они тоже приняли участие в работе»

The Prodigy сыграют несколько новых треков на Download'е этим летом. На одной сцене с ними также выступят Metallica и Black Sabbath

Источник >>

Обсудить на форуме >>

Дагдейл о The Prodigy

января 14, 2011 автор CosjaC  
Рубрика: Интервью

The-Prodigy

Многие наверно уже знают кто такой мистер Дагдейл, это личный оператор The Prodigy , который делает всё для того чтоб мы получали больше видео от группы.

Как-то он давал интервью (источник), и вот вырезки с него:

Ну как, тебе понравилось снимать гиг Продиджи  в Милтоне?

Да!!.. Концерт был просто безумно крутым!! У толпы было много поджигательных ракет. И когда Кит нырнул в толпу, они подожгли одну. Это было очень безумно!! У нас было около 20 камер и только 8 операторов. Но мы старались снимать всё, что случалось с нами и окружало нас. Вообще, ребята из Продиджи — храбрецы. Просто они любят делать то, что они делают.

А как вообще ты начал работать с Продиджи?

Их первая фотосессия под моим руководством была в Билбао, в Испании за полгода до выхода ИМД. Они только начинали тестировать одни треки на лайвах, всё ещё дописывая другие. Они довольно волновались, так как прошло 4 года с прошлого альбома. Вообще, мне нравилась эта группа. То, что они делали, было захватывающим...Короче, мы находим общий язык... О, и кстати шёл дождь, тогда, в Испании, и получилась супер сумасшедшая фотосессия!

Насчёт Милтона — наверное были какие-то отвратительные и неудачные моменты в съёмках гига, которые не вошли в видео?

Мало  кому нравиться чтобы камера вертелась вокруг тебя 24 часа в сутки. Но ребята из Продиджи нормально к этому относятся. Они довольны моими фотографиями и поэтому я получаю доступ ко всему их времяпровождению и могу фотографировать всё, чем они занимаются. Они всегда круто смотрятся на фото. Однажды, кое-кто из них сказал — "Убери камеру нахрен! " Также, я был в недоумении, когда после гига в Сербии, который прошёл офигенно, я увидел как Лиам разгромил стены в гримёрке! Не знаю зачем он это сделал... Может выпускал из себя оставшийся после шоу адреналин?..В принципе там были тонкие стены... Вообщем, у меня есть пара видяшек, где Лиам дырявит стены кулаком. Это довольно маленькие видео, кое-что из них я влепил в видео Take Me to The Hospital (Josh Homme/Liam Howlett wreckage remix version)

Назови какое-нибудь видео, которым ты больше всего гордишься.

Я снял очень много тур-фильмов о Продиджи, а клипы — вообще бесконечны. Самый крутой, я считаю — Invaders Must Die, первый клип, который я снял для них. Мы приготовили вертолёты и пригласили актёра — Ноэля Кларка, который круто смотрелся на фоне группы.

Что вообще группа предлагала для создания клипов?

Снять Ноэля в клипе было их идеей. Но, первое наше реально совместное сотрудничество в задумке идеи клипа — был клип Take Me To The Hospital. Лиам захотел чтобы там была машина скорой помощи. Концепция того клипа была важнее больше для них, нежели для меня.

Где вы нашли то здание, в котором снимали начало клипа Take Me To The Hospital?

Оо... Это было сумасшедшее место...Первые кадры видео были сняты в заброшенной больнице «Хеллингли» на юге Англии. Я нашёл это место через одну знакомую девушку, с которой познакомился в интернете. Она работала стриптизёршой и любила фотографировать такие заброшенные места. Эта больница не работала уже наверное около 20 лет. Короче мы пришли туда и начали снимать, попутно бегая от всяких бездомных собак и подозрительных дяденек. Это была самая ужасная вещь, которую я делал в жизни. Окна были заколочены и повсюду были длинные страшные коридоры. Место имело тёмный, привиденческий дух. Это было самое странное воскресенье, которое у меня было. И нас чуть было не поймала полиция и не увезла в отдел, когда мы сматывались оттуда. Мы отмазались от них, нас чуть не арестовали. К счастью, мы свалили оттуда без приключений.

перевод theprodigy.ru
Обсудить на форуме >>

Интервью с Лиэмом Хаулеттом от Tim Noakes. (24.02.09)

октября 18, 2009 автор ClubNika  
Рубрика: Интервью

shapeimage_1

Лиам Хоулет. Повелитель танца.

За прошедшие 18 лет, с момента, как Лиам подписал контракт от имени THE PRODIGY, продюссер родом из Эссекса продал 16 миллионов записей, превратил мультяшного кота в икону рэйва, побывал в космосе и вернулся назад, сжёг к чертям чарты по всему миру, и просмэкал больше сук, чем Снуп Догги-Дог и Айс-Ти вместе взятые. Сейчас ему 37 и он готов «раскрыть» ИМД, пятый альбом группы, обсудить его самые крутые биты, послать нахер моду и объяснить, почему он всё еще хочет засунуть в зад Бисти бойс и Джину Симнонсу ногу по колено.

ТИМ: Кто вы?
Ли: Ви а зэ ПРОДИДЖЭ! Нам 20 лет.

ТИМ: Что ты делал вчера?
Ли: Я отвёз моих отроков в школу. Я горжусь собой, потому что это именно так. Причем, я внёс имена восьми учителей в список гостей на предсоящий гиг в Брикстоне, и через день ко мне подошел один из них и сказал — «Теперь я буду смотреть на Вас совсем с другой стороны», потому что она никогда не видела , как бомбят ПРОДИДЖЫ вживую. Это было довольно забавно. Я думаю, что плата за обучение теперь будет ниже.

ТИМ: Итак, прошло 18 лет с тех пор, как Вы подписали контракт. Как Вы изменились?
Ли: Твою ж мать!!! Моей дочке 16! Это всё немного странно. Честно, я не чувствую себя по-другому. Я не стал болле мягким по характеру. Я стал немного злее. Всё как-то активизировалось.

ТИМ: Вы много вспоминаете (переосмысливаете???) ?
Ли: Нет. У меня действительно хреновая память. Когда я думаю о том, как мы добились этого, я просто в шокэ, это сумашествие. Я помню, как писал хип-хоп мелодии и потом мой кореш отвёл меня на рэйв-тусу. После этого я рассказал всем своим друзьям, как там было ох№нно, и они все называли меня дрочером. Позже я полностью повернулся к хип-хопу спиной, потому что это было не моё. В хип-хопе просто не хватало веселья. Всё было зашибись в Эссексе, но как только мы отважились на Лондон, нас «нае%№ли». Один раз мы с корешем пошли на гиг в Вествэй, где все наши деньги украли. Мне было 15, а ему 16, и я просто подумал — ну нахер!

ТИМ: Тем не менее, хаус и техно это что-то другое.
Ли: Наркота и кислота просто сорвали мне башню. Внезапно я стал ходить слушать музыку, у которой тоже были биты, просто она была немного быстрее. Это не значит, что я вот так внезапно пересал слушать жизнерадостную хаус-музыку. Она была чем-то схожа с такими вещами, как у Биг Дэдди Кейна, поэтому я мог писать свою собственную музыку, как у него, только увеличивая темп.

ТИМ:Вы создавали такие лихорадочные биты, чтобы те соответствовали вашему сердечному ритму? prodigy
Ли: Я думаю, что мы так ху№%или до того, как создали группу, потом ху%чилово немного утихомирилось и в итоге «группа взяла верх над нами». Мы поняли, что ни один из нас уже не может выйти на сцену и жечь ниподецки. Мы стали реже употреблять наркоту. 89-ые и 90-ые были года моего ухода из рэйва. Всё это было галимое употребление экстэзи, кислоты и прочей херни. После этого я немного успокоился, я всегда был заядлым курильщиком травы. Всё это и привело к Экспе, он отражает всё то, что происходило в музыке в те времена.

ТИМ:Некоторые вещи, которые вы носили были ужасны.
Ли:Я не могу с вами не согласиться. Мы несём ответственность, за всё то дерьмецо что носили. Мы можем посмеяться над этим сеёчас, что мы собсно и делам.

ТИМ:Кто был дизайнером всеё этой хери?
Ли: МЫ! Некого винить за это, если бы было кого винить, то он бы уже давно был отправлен на пенсию. Мы всё делали сами.

ТИМ:И как-же, всётаки, парни в хреновых костюмах завоевали мир?
Ли:Всё чего мы хотели, это тупо ходить на вечеринки, на которые ходили, когда были ацкими рэйверами. Если б надо было бомбить на Рэйндэнсе, то почему бы и нет, без базара. Рэйндэнс был тиничный Восточно-Лондонский рейв, на котором выступали самые крутые диджеи, но к тому времени мы уже выпустили Чарли и уже успели отыграть перед 15000-ой толпой. Это было что-то типо того, что мы прошли первый этап группы. Но, когда рэйв скопытился, мы попали на второй этап и «сбросили костюмы». СЛАВА ТЕБЕ ГОСПОДИ! мы стали совсем другой группой. Мы буквально начали жизнь заного, уселись в фургончик транзит и начали колесить по Англии без лавэ. Мы выступали в коледжах и университетах. Это было рождение новой группы. Это было весело и увлекательно.

Prodigy-CharlyТИМ:Вы упомянули Чарли. Скольким вы обязаны своей карьерой коту ?

Ли:Я ему достаточно «заплатил». Я был конченым торчком, когда написал это дерьмо. Я сделал этот трек для того, чтобы слушать в своей тачке. После целой ночи тусовок, мы бы просто вырубились, поэтому я включал его своим корешам и наблюдал за их улыбками в зеркало заднего вида. Это их заводило. Америкосы пытались найти какой-то смысл в этом треке. У них ничего не получилось, т.к. они тупо не знали, кто такой Чарли. Допёрли они только после 3-его альбома. Сука загадчно.

ТИМ:Радио 1 недавно поставило Jilted Generation целиком и провозгласило этот альбом шедевром. Вы согласны с этим ?
Ли:Я не слушал этот альбом целиком с тех пор, как написал его. однажды, когда они играли Джылтед, я его решил послушать и даже еб№нул крюк, только для того, чтобы послушать альбом полностью. Я просто шокэ, как давно это было. На нём есть биты, которые я уже не помню, как сделал. Не ну, конечно, сочинил их я, но я не помню, как я родил этот саунд. Это была реакция на всё что происходило вокруг нас. Темпы треков становились всё быстрее и быстрее и я подумал, да пошло всё фпифду, сделаю всё наоборот — понижу темп, так появился Пойсон, который был хип-хоп треком. Ноу гуд был реакцией на всю эту Евро херь. Это очень злой альбом.

ТИМ:С годами вы стали более мягким?
Ли:Нее. Мне было 25, когда я написал этот альбом и я понятия не имею, че со мной происходит, но я всё такой-же злой. Я доволен всем, как оно есть, но я не могу сказать вам, что меня действительно вымораживает. Просто я такой с первого дня своей жизни. Я просто зол на то, что происходит вокруг меня. Хотя, я думаю, что если кто-то бы просканил мою голову, он бы сказал, что я понастоящему счастлив.

ТИМ:Большинство ваших песен стали одними из отличительных черт 90ых. Вы считаете это проклятием или благославением? Prodigy+-+(1994)+Music+For+The+Jilted+Generation
Ли:Это точно благославение. Лучше что-то сделать и жалеть об этом, чем не сделать и жалеть о том, мто ты это не сделал. Но я думаю, что нас упустили из виду из-за херни типа Блюр против Оазиса. Мы всегда были больше андерграундом. Мы не были вовлечены во всё что было связанно с Бритпопом, что было хорошо, ведь мы занимались чем-то другим.

ТИМ:И всё-таки вы посрались с Бисти бойсами на Ридинге в 1998.
Ли:ООда! Не забывайте, что я был фанатом этих чуваков. Я вырос на Ill Communication и до сих пор думаю, что эта вещь афигенна! Но за день до Ридинга я сидел дома и тут мне позвонил Ad-Rock. Разговор начался дружелюбно, но потом он заявил — «мы думаем, что вам не стоит играть самбу». И тут я покраснел от злости. Кто ты такой, мать твою, чтоб звонить мне домой и указывать мне какие песни не играть?! И ты как никак в моей стране. Я сказал что-то типо «Ладно чувак, до завтра». Я был готов к еб%шилову. Позже, до гига, ко мне подошел Mike D, он пытался мне рассказать одну историю, про то как его знакомую смэкнули и я ему ответил — «разве вы сами не пели про несовершенно летних девиц на своём первом альбоме? Но я же не звонил вам по этому поводу.» Каждый имеет право оставаться при своём мнении, но бля не надо мне звонить и говорить о том, чтобы я не играл собственную песню". Они доказали тем самым, что они уже были слишком стары, чтобы находиться на одной сцене с нами.

Picture 19ТИМ:Последствия этого трека и Фаирстартера тебя не выбесило?
Ли:Да это всё фигня, просто пару старушенций возмущались, что Киф выглядит пугающе. А на счет самбы, мы подумали, что раз песню так воспринимают, то нам надо сделать самый злой видос, что мы и сделали.

ТИМ:Вы не так много всего делаете в клипах.
Ли:Всё что могу сделать, тупо стоять. Хотя я фотогиеничный. Это всё что я делаю, хотя в ноу гуд я махал кувалдой и снял майку и в Вуду пипл нам приходилось бежать вниз по склону, кишащему пауками, в Ст.Люсии. Это было немного безумно.

ТИМ:Каково себя ощущать, когда твой альбом занял первые места в 26 странах?
Ли:Я чувстовал, что я Боно. Я не брал всё это в голову. Самое важное было для нас это выступать в этих странах. Затем концерты стали настолько важны для нас, что я перестал писать музыку. Было невозможно держать всё под контролем, поэтому я был реально взбешен и в 2000 сам себе сказал, что надо это прекратить, я больше не могу этим заниматься, вы меня все за№бали, увидимся позже! И я остановился. Когда я вернулся «с дороги», я не был готов отправиться в студию и это была странная ситуация. Я не хотел делать ФЭТ №2, поэтому я послал звукозаписывающую компанию нахер.

ТИМ:Вам нравяться соло альбомы Кифа и Макса?
Ли:Я не базарил с Кифом год, пока делал АОНО. У меня никогда не было проблем с Максом, только с Кифом. Была небольшая параноя и происходило регулярное употребление наркоты, но я знал, что должен получиться битовый альбом. На самом деле он освободил мой разум. Я знал, что это будет большой альбом, но это был процесс, через который мы должны были пройти. Для некоторых людей этот альбом большая путаница, но я реально получил удовольствие делая его.

ТИМ:Почему вы тупо не стали продюссером?
Ли:Мадонна хотело, чтобы мы замутили ей альбом, потому что мы были привязанны к её лэйблу, ну нах,я не хотел этим заниматься. Таже херь с Ю2 и Дэйвидо Боуи. Они не особо много значили для меня, когда я был молодым. Если б Тэри Халл пришол бы ко мне и попросил сделать что-то на подобии вышесказанного, то яб не отказался. Боуи странный парень, хотя сейчас, он значит для меня больше, чем тогда. Я не сожалею о том,что я делал раньше.

ТИМ:Кто сделал самый хреновый кавер на Фаирстартера?
Ли:Джин Симмонс. Он ужасен. Он тупо скопировали музыку, бит за битом. Можете залесть на ютюб и заценить видос. Шутка. Моя женушка — большая фанатка группы КИСС и я был более восторжен тем, что рассказываю ей об этом, чем тем, что он делает кавер на фаирстартера. Она мне грит — «Да ты стебешься надо мной, он тру фаирстартер!» Я грю — «Да не тупи ты, он никогда не сможет переплюнуть нас!» . Когда мы смотрели клип она сказала — «Ну и дерьмище».

ТИМ:Вы употребляете до сих пор ?
Ли:Киф всё забросил, он не пьёт и всё такое. Он слишком много всего перебрал. Это было просто смешно — он не мог выдержать пяти дней, и видеть, как люди смотрят на него, что бы там нибыло. Просто пипец. Он должен был всё это прекратить.

ТИМ:Вы чувствуете себя старым в этом бизнесе?
Ли:Это как-то странно. Я смотрю на другие группы, такие как примал скрим. Мне нравится примал скрим, но по сравнению с ними я молод. Я не чувствую себя старым. Я просто делаю то, что у меня получается. Мы еб%ли время.

prodigy_content1

ТИМ:Одня из ваших новых песен — Варриорс дэнс, попахивает олдскулом. Вы специально метили на саунд джылтеда ?
Ли:Я не хочу, чтобы кто-то считал этот альбом ретро-альбомом, вебь он не является таковым. Мы реально довольны тем, что мы сочинили что-то, что возвращает нас в те времена, когда продиджы только зарождались, без ощущения, что мы тупо переделываем старые идеи. В этом треке есть олд скул сэмпл группы Тру Фэйт. Когда я хожу в муз. магазин, то встречаю этот сэмпл в большом количестве треков. Это время было плодовитое для меня, вплане написания музыки. За последние два года я написал больше треков, чем за последние 10 лет. Х№й знает, что со мной случилось.

ТИМ:Вы сказали, что фаирстартер установил новый стандарт в британской музыке. Как считаете, вы еще способны на такое ?
Ли:Да, группа имеет отношение к этому делу, как никогда раньше. Если Блюр могут вернуться без всяких новых мелодий и тупо попасть на обложки журналов, то я готов буду забраться на голову Дэймона Альбранса, чтобы попасть на обложку. У меня миссия, мы не собираемся быть проигнорированными. Нас должны оберегать, как достояние нации, т.к. вокруг нас не так много групп, похожих на нас. Таже фигня с Оазисом. Они в респекте, они его заслуживают. Может это всё бред в моей голове, но я считаю, что нас должны почитать как The Specials, Oasis, и The Sex Pistols.

ТИМ:Вы выуживали что-то типо рыцарского звания ?
Ли:Не. я в этом не заинтересован. Просто нам нужен респект.

Источник >>

Перевод от pulson >>

Интервью Кита Флинта для TimesOnline.co.uk

сентября 9, 2009 автор CosjaC  
Рубрика: Интервью

tol-logo

Кит Флинт из The Prodigy рассказывает о своей борьбе с пагубными пристрастиями и обретении покоя.

15 августа 2009

Солист The Prodigy, которому скоро исполнится 40 лет, рассказывает о том, как боролся с пагубными пристрастиями и нашёл покой в провинциальном Эссексе.

Со своими татуировками, пирсингом в носу и сценическим имиджем маньяка, в 90 годы Кит Флинт был известен как «самый пугающий человек в мире музыки», но при личном общении оказалось, что он исключительно добрый и спокойный человек с безупречными манерами. Хотя он и ругается как сапожник, но когда скажет что кто-то (часто он сам) ведет себя как подонок, то скорее извиняется, прежде чем произнести это ругательство снова.

Когда мы встретились с Флинтом  на Портобелло Роуд в Ноттинг Хилл в Западном Лондоне, чтобы выпить бутылку газированной воды и съесть чашу фруктов, он сразу же понял, что я не «рок-журналист». Я пытался – о, как я пытался – послушать новый альбом The Prodigy, Invaders Must Die. Но Флинт слишком заинтересован другими вещами, чтобы спрашивать моё мнение.

Вместо этого мы говорим о его доме эпохи Тюдоров в Эссексе – предмете его гордости. Флинт беспокоится, что, так как он родом из Эссекса, то читатели сразу подумают, что его дом, расположенный на 10 акрах (4 гектарах) земли  – всего лишь подражание стилю Tudor Barratt, но на самом деле его дом является зарегистрированной исторической ценностью недалеко от деревеньки Фельстед, с часовней на крыше. Деревня Фельстед упоминается в книге Domesday Book, а в доме Флинта даже собирались солдаты армии Оливера Кромвелла. Флинт купил практически разрушенный дом и тщательно восстановил его из руин.
Он также купил дорогу на улице в Бристоле, чтобы взять оттуда подходящие к стилю его дома камни мостовой и замостить себе дорогу перед домом именно этими камнями. После этого он выискал фарфоровые туалеты 19 века и подходящие к ним раковины, чтобы создать подходящую обстановку в ванной комнате. «Говорить об этом очень скучно и не «рок-н-ролльно», но я действительно люблю свой дом» — обясняет Флинт, как бы извиняясь. «Я продал камни с мостовой, которые мне не понадобились. Я из Эссекса, как ты знаешь, поэтому я всегда готов искать выгодную сделку».

Когда Флинт не в туре с группой, то тогда он у себя дома, со своими шестью собаками, которые гуляют по его огромному земельному владению. Собаки – это важная деталь, так как Флинт сказал, что собаки – это главная причина, почему он не покончил с собой, когда дела его были плохи.

В 90е годы The Prodigy были гигантами, их альбом The Fat of the Land стал дважды платиновым.  Группа продала более 17 миллионов дисков по всему миру, и, в отличие от других британских групп 90х годов, таких как Оаsis, они завоевали и американский рынок. После некоторого пассивного периода, наступившего с приходом нового тысячелетия, новый альбом Invaders Must Die продается по всему миру и интерес к нему подогрет недавним блестящим выступлением на Glastonbury. В 90е годы родители беспокоились за своих детей, пропадающих в танцевальных клубах, где они принимали Экстази и танцевали под самые скандально известные песни The Prodigy Smack my Bitch Up и Firestarter. Очень трудно сопоставить это всё с человеком, который сейчас спокойно сидит передо мной.

У Флинта и сейчас есть татуировки и пирсинг в носу, но теперь он всегда трезв и в эти дни его скорее всего можно застать в спортзале, где он занимается боксом или практикует бразильский джиу-джитсу. Он больше не пропадает где-то, выкладывая дорожку кокаина.

Когда группа переживала не лучшие времена, то были моменты, когда многие друзья Флинта не верили, что он доживет до своего сорокалетнего юбилея, который у него в следующем месяце. Поначалу Флинт не хочет говорить об этом периоде своей жизни, потому что, как он выразился, его пережитый «ад в алкоголе и наркотиках» — это унизительно, а он не хочет, чтобы его жалели.

В Эссексе Флинт получил жесткое воспитание. Он больше не разговаривает со своим отцом. Флинт был смышлёным мальчишкой с тяжелой дислексией, и когда у него начались проблемы в школе, его отправили к психологам, чтобы они разобрались с его проблемами, но психологи оказались бессильны ему помочь. «У меня всегда были так называемые психические проблемы. Я ужасно саморазрушителен» — говорит Флинт.

В юности Флинт долгое время проводил, закрывшись в комнате, там он слушал Jam и бился головой об стену. До того, как ему предложили присоединиться к группе The Prodigy, сначала в качестве танцора на сцене, а затем и в качестве вокалиста, он работал кровельщиком в Брейнтри.

Ранние годы своей жизни Флинт прожил в ненависти к отцу, но когда к  The Prodigy пришла слава, он принял решение, что не будет больше тратить свою эмоциональную энергию на вражду со своим отцом, поэтому он просто вычеркнул отца из своей жизни.

Он начал принимать наркотики и развлекаться с девушками, которые так и липли к ребятам из группы. Но в те времена основным кайфом для Флинта был выход на сцену. Когда группа пришла в упадок, для Флинта это было «смерти подобно». «Понимаешь, группа для меня – это всё, это единственная вещь, из-за чего я собой по-настоящему горжусь».

Чтобы отвлечься, Флинт купил себе Феррари, и потом ему было очень стыдно, когда он узнал, что амортизационная потеря стоимости машины составила 60 000 фунтов  – а это больше, чем его дед заработал за всю свою жизнь. «Я погрузился в наркотики, кокаин, марихуану, много пил. Это сделало меня замкнутым, скучным и ограниченным человеком.»

Но еще большей проблемой была его зависимость от лекарственных препаратов. «Я мог выкладывать ряды таблеток и есть и есть их, теряя им счет, пока в конце концов не забывался». Я спрашиваю Флинта, были ли у него мысли о самоубийстве. «Я думаю были.  Но чтобы убить себя, нужно много смелости. А я был трусом.» И когда наш разговор угрожает стать слишком уж мрачным, Флинт говорит, что на самом деле никогда бы не покончил с собой, потому что его собаки никогда бы это ему не простили.

Теперь жизнь его вышла из той темной бездны, и отчасти это благодаря его большой удаче, как говорит Флинт, — благодаря тому, что он встретил «красивую, чертовски крутую» японку-диджея, которая крутила диски в Токио под псевдонимом Super Megabitch, и которая теперь предпочитает, чтобы ее называли ее настоящим именем – Маюми. «Мы были в туре и она просто вошла в комнату, где мы сидели – и, ну ты знаешь как это бывает – я потерял дар речи, я был ошеломлен. Время наркотиков и тусовок для меня закончилось. Да, мы все любим развлекаться, но я уже устал от этого.» Скоро они стали парой и три года назад поженились в Фельстеде – так Флинт нашел кого любить кроме The Prodigy. „Не сказать, что мы планируем детей. Но и не скажу, что мы их не планируем» — загадочно произносит Флинт. За время брака Флинт завязал с наркотиками, сигаретами и алкоголем. И только в одном увлечении Маюми поддерживает Флинта – в его увлечении мотоциклами. Часто на выходных они отправляются в поездку по Европе, чтобы посетить мото-гранпри. «Мы садимся в один из наших Рейндж Роверов, планируем маршрут, останавливаемся в отелях по пути, и чувствуем себя беззаботно».

Также они могут остаться дома и исследовать уголки провинциального Эссекса. «Мы любим устраивать пикники с сэндвичами, ездить вдоль зеленых аллей. Моя жена любит дом, собак и животных, которые нас окружают, оленя или лису, которые приходят и любопытно просовывают голову сквозь забор».

Либо они развлекают друзей, которые по большей части их соседи и не имеют ничего общего с миром музыки. Флинт делает пробежки или берет собак с собой на прогулку, катаясь на горном велосипеде. Он признает, что «жжет много бензина» на своих машинах и мотоциклах, но отмечает, что зато он посадил 80 местных деревьев в своем имении и сделал полмили живой изгороди. Теперь его выходые больше напоминают жизнь провинциального человека (хоть и с пирсингом на лице), чем рок-звезды.

Флинт подчеркивает, что безумно любит группу и музыку, которую они создают, но он не воспринимает себя, или свое «искусство», слишком серьезно. Тот факт, что в следующем месяце ему исполнится 40 лет, не внушает Флинту страха. В настоящее время он бодр и подтянут и чувствует себя лучше, чем когда бы то ни было.

«Я побывал во всех уголках земного шара, я уже успел сделать больше, чем многие люди могли бы только мечтать». Но Флинт не собирается сбавлять обороты и он не против отжигать даже когда он разменяет шестой десяток, как например Rolling Stones и другие стареющие рокеры. «Но это не дожно превращаться в пантомиму» — резко отмечает Флинт.

Анкета:

Город или деревня?

ДЕРЕВНЯ

Корнволл (в Англии) или Карибы?

КОРНВОЛЛ

Английский завтрак или фруктовый салат?

АНГЛИЙСКИЙ ЗАВТРАК

Сова или жаворонок?

СОВА. ОДНАЖДЫ В ДЕТСТВЕ Я СПАС ЕЕ, И ТЕПЕРЬ МНЕ ВЕЗДЕ ПОМОГАЕТ УДАЧА

Воздушные виды спорта и спортзал?

СПОРТЗАЛ

Пиво или вино

НИЧЕГО.

Виниловый диск или цифровой?

ВИНИЛ

Выключаешь или включаешь мобилу на выходные?

ВЫКЛЮЧАЮ

Джинсы или костюм?

ДЖИНСЫ

Кино или театр?

Я ВИДЕЛ GRAN TORINO МЕЛЬКОМ.

Обычный чай или кофе Латте?

ЧАЙ

Концерт на открытом воздухе или закрытое помещение?

ЗАКРЫТОЕ ПОМЕЩЕНИЕ

Компьютерная игра или настольная?

НАСТОЛЬНАЯ

Книга или DVD?

ЗАКАЧАЛ СЕБЕ ПАРУ АУДИОКНИГ НА IPOD

Источник

Перевод www.theprodigy.ru

Тема на форуме>>

Бешеный: Интервью с Китом Флинтом (19.06.09)

августа 22, 2009 автор ClubNika  
Рубрика: Интервью, Пресса

Fired up

Кит Флинт подавился орехом. «Чёрт побери!» — ругается Кит, «Это, должно быть, от удивления, что мы переплюнули U2 по продажам». Мы обсуждаем головокружительный успех альбома „Invaders must die“, который сметается с полок магазинов в три раза быстрее альбома U2No Line On The Horizon”.

"Ты знаешь, я бы на это и внимания бы не обратил» — говорит Флинт, громко и старательно откашлявшись. «Один из ребят со звукозаписывающей компании сообщил мне недавно [о хороших продажах]. Люди, занимающиеся «административной» стороной дела, видят статистику продаж и радуются. А для меня, честно и на полном серьезе, это не имеет значения.»

Я был предупреждён насчет Флинта. Мол, что он непростой собеседник — известный тем, что он опрокидывает столы на репортёров и атакует их вопросами об альбоме, который группа раскручивает на данный момент. «Обязательно убедись в том, что ты прослушал их запись!» — неоднократно умолял меня не один PR-cпециалист. Более того, менеджмент Флинта сообщил, что мы ни в коем случае не должны спрашивать Флинта о его личной жизни – это связано с наркоманском кутежом Флинта в прошлом году, о котором много писали в газетах и который, по сообщениям газет, закончился бегом певца по родному городу Брейнтри в Эссексе в обнаженном виде.

Но, как оказалось, Флинт... если и не то, чтобы любезный (его голос жутко напоминает то рычание футбольного хулигана, которое мы слышим в Firestarter), но он уж точно не чудовище, набрасывающееся на журналистов. Да, и он рад поболтать о его «личных» делах, наркотиках и прочем.

«Как уже известно, в первые пять месяцев записи [Invaders Must Die] cитуация немного вышла из под контроля» — говорит он. «Парни в студии были вне себя от радости того, что снова записывают альбом. Я думаю, мы просто тащились от этого. И я наслаждался свободой, совсем немножко.»

Но существует такое понятие, как слишком много свободы. Жуткая попойка в Эссексе была последней каплей – с тех пор Флинт не пьет. «Я лично – ничего не употребляю в настоящее время. Скорее из необходимости, чем по собственному желанию. Что касается именно наркотиков – я говорю за себя – я не принимаю их сейчас. Я делаю своего рода паузу, чтобы быть в отличной форме во время тура. Это важнее тысячи ночей, которые я бесцельно провёл».

Со своим жестким битом и атмосферой надвигающейся опасности, Invaders Must Die во всём отражает истинных Prodigy, кроме одной вещи: он не вызывает никаких споров. Как далеко ушла группа от тех дней, когда Smack My Bitch Up возмутила высоконравственное общество, когда Baby's Got A Temper, со своим «ироничным» намеком на наркотик рогипнол поставила Флинта на линию огня со стороны организаций по защите прав женщин.

«Самое грустное то, что в результате всего этого у нас всегда «включена» противоречивость» — говорит вокалист «Мы все время собираемся покончить с этим». Мы на самом деле очень устали от этих споров. Давайте скажем честно – любой ребенок может сегодня нажать кнопку в ноутбуке и увидеть, послушать или прочитать что угодно. И я действительно имею ввиду – всё что угодно. Поэтому фраза «smack my bitch up» в песне – уже никогда не будет скандальной.»

Последние годы были для The Prodigy неспокойными. В начале этого десятилетия казалось, что группа движется к своем неминуемому распаду. После всемирного успеха The Fat of the Land в 1996 году эти безумные монстры не только создали новый жанр музыки (названный техно-металл), но также благодаря трекам Smack My Bitch Up и Firestarter ребята стали международными супер-героями танцевальной музыки, они осуществили творческий прорыв. Но отношения между ребятами стали рушиться: Лиам Хоулетт, главное звено всей группы, по всей видимости находился в творческом ступоре, но остальные участники группы торопили его вернуться в студию.

«Это сложная тема. Для неё нужно отдельное интервью» — говорит Флинт «Я и [вокалист/танцор] Максим давили на Лиама, чтобы он вернулся в студию. А он не был к этому готов. Поэтому я начал сам писать кое-что для Prodigy, что потом стало материалом для моего соло-проекта. А потом, когда работа уже кипела, Лиам вдруг заявил «Ок, я готов». И всё это при ограниченном общении между нами и при том, что определенные люди действительно ничего не делали для того, чтобы уладить эту ситуацию, да, это были плохие времена.»

С другой стороны, группа хотя бы продолжала давать концерты – плюс ко всему, к ребятам проявляла симпатию Мадонна (она в итоге подписала с Prodigy контракт на сотрудничество с её звукозаписывающей компанией Maverick Label в США). «Надо отдать должное Мадонне – когда ей была нужна группа The Prodigy, она не отправила к нам своего представителя, дирижируя издалека». – говорит Флинт «Она приехала в офис и сказала «Я хочу Prodigy». За это я её уважаю. Она приходила на многие из наших шоу в Штатах – и она не появлялась с огромной свитой и с охраной с таким видом «Дайте дорогу Мадонне, королеве поп-музыки». Она вела себя как обычный человек. Я должен это признать».

Между тем, обстановка в группе накалялась. Самый худший момент настал, когда Хоулетт собрал весь материал, который записывался после альбома The Fat Of The Land, и заявил остальным участникам группы, что в студии они – лишние. Хоулетт заперся в студии на шесть месяцев и записал четвертый альбом группы Always Outnumbered, Never Outgunned – который являлся в большей степени его соло-альбомом. Хоулетт позвал Флинта и остальных обратно в студию, только когда альбом был готов.

«Если люди хотят думать об этом альбоме, как о сольной работе Лиама, ну и пусть думают, я не против» — говорит Флинт. «Я рассматриваю его как альбом The Prodigy. Я чертовски люблю его. Когда я включил [хитовый сингл] Spitfire, он снёс мне крышу. Лиам написал трек, подобный бейсбольной бите – как будто его рука вытянулась из динамиков и дала мне по башке.

Так ли всё спокойно и мило в стане Prodigy на сегодняшний день? «Нее, чувак» — говорит Флинт со смехом «По большому счету, мы те еще подонки».

Завтра The Prodigy предстоит их дебютное выступление в Slane Castle, но, по всей видимости, Флинта эта перспектива не особо волнует. «Мы крутимся во всем этом уже долгое время, я имею четкое представление о шоу. Ирландия всегда зажигает. Slane – это грандиозное событие, и я в такой же степени рад, что буду выступать перед тысячей человек в Ирландии, потому что это всегда настоящий отрыв».

The Prodigy и хедлайнера фестиваля Slane, Oasis, связывает одна история. Хоулетт является зятем Лиама Галлахера (каждый из них женат на одной из сестер Эпплтон из All Saints). И обе группы дружат с тех времен, когда к ним пришла слава — с середины 90-х.

«Я очень уважаю Ноэля и Лиама» — говорит Флинт «Я несколько раз тусовался с Лиамом. Он чудак, реально чудак! Лиам на самом деле такой, каким ты его видишь. За это я его люблю. Понимаешь, ты просто должен это видеть».

Флинт также хорошо отзывается о дублинских комедийных звездах Fight Like Apes, которых Prodigy выбрали в качестве разогрева для их британского тура в 2008 году. «Они потрясающая группа» — говорит Флинт «Всегда трудно найти группы , которые могли бы сопровождать Prodigy в туре“.

Но, по словам Флинта, речь не идет о завязавшейся дружбе с разогревающей группой. «Знаешь, это всегда так легко – выпить пару бутылочек пива с людьми из музыкальной индустрии и вдруг стать друзьями на всю жизнь, мол «Давай работать вместе!». Неожиданно ты пытаешься собрать супер группу вместе с людьми, которых ты встретил в клубе. Но это не для меня. Они не являются твоими товарищами. Твои товарищи – это те люди, которые находятся с тобой рядом лет десять или больше».

Вышел альбом Invaders Must Die. Prodigy завтра выступят на фестивале Slane Castle.

Ed Power

Источник >>

Перевод >>

Тема на форуме>>

Интервью с Daelen Cory

июля 26, 2009 автор ClubNika  
Рубрика: Интервью

Интервью журналу «BPM» и Nothing to Something Productions

Интервью для XLR8R 30.03.2009

июля 3, 2009 автор ClubNika  
Рубрика: Интервью

Лиам, когда ты основал The Prodigy, не хотелось ли тебе всегда быть на переднем плане (прим. автора: имеется ввиду местонахождение Лиама на сцене)?


Лиам: Когда мы начинали, мы были, так сказать, равны. Наши личные качества позволяли нам делать так, как хочется: либо пробиваться вперед, либо отступать назад, либо еще что-нибудь. Но лично я всегда являлся так называемым «безумным регулятором». Даже когда я увлекался хип-хопом, меня увлекала сама идея, меня больше влекло к диджеингу в этом направлении. Я всегда отчетливо представлял себе, что если бы я был в какой-нибудь группе, то либо басс-гитаристом, либо барабанщиком или что-нибудь а этом духе. Я не фронтмен. Со своим характером и сущностью, Кит прирожденный фронтмен, он словно яркий пример безумца. Споров по поводу того, кто мог бы быть впереди на сцене, никогда не было. Со временем все стало очевидным.

Мне кажется, что у всех альбомов общая основа, фундамент.

Лиам: Я не согласен с высказываниями, что, мол, мы снова открыли себя миру. Мы всегда делали одно и то же. Основой являются ударные, басс и энергия. В процессе написания альбома, мы чувствовали себя абсолютно комфортно для группы, которая заявляет «Да! Это мы!» Мы рады тому, что наши корни исходят из рейв-культуры. Бывало мы следили за разнообразными группами и замечали, что они все время пытаются меняться. Из-за этого можно было подумать, что они неуверены в том, что делают. Что касается нашего последнего альбома, он являлся своеобразным кивком на первые 2 альбома и это естественно. Это должно было случиться. Весь этот старый добрый рейв — это наше. Это внутри нас. И это всегда присуствовало в нашей музыке, но в особенности на новом альбоме. Я не думаю, что мы были группой, идущей в ногу со временем. Возможно, наша производительность и выработка и находились под влиянием каких-то обстоятельств, но мне неприятна мысль, что все это могло повлиять (или повлияло) на моральные устои в группе. Для нас важнее оставаться сфокусированными на том, что мы делаем и укреплять это, чем перейти на что-то другое, более слабое.

Чем отличались процессы написания «АОНО» и «IMD»?

Лиам: АОНО я начал писать дома, а также тусовался 3-4 месяца с продюсером Нилом Маклиланом. Приобрел местечко в Эссексе, которое было отрезано от всего. Нил прозвал его замком. Это была полная изоляция. И только мы, двое лунатиков, грохотали в пустынном доме. Было забавно. Бывало, мы сутками засиживались в студии. У него был свой компьютер, у меня свой, и мы работали над всякими идеями. Затем я говорил «Ладно, чувак! Я пойду прилягу. Подай-ка бутылку вина, я собираюсь посмотреть Джеймса Бонда ну или еще чего-нибудь.» И уже лежа в спальне, мне вдруг приходила мысль «Я должен пойти и написать трек!» Так что все треки были написаны посреди ночи. А утром Нил спрашивал у меня «Чувак, ты чем ночью занимался?», так как он был в соседней комнате и слышал, как я пританцовываю в своей спальне.

Значит, для тебя имеет значение, где писать альбом?

Лиам: Я считаю, что студия и должна быть где-то на отшибе. Никогда у меня больше не будет студии дома. Это плохая идея. Я купил дорогую студию для дома и никакого толку. К тому же мне нравится, что комнатка, в которой писался последний альбом, была очень маленькой и уютной, как спальня. Это мне и нужно было. Возвращение к истокам.

Кит: И нет кучи народа, слоняющегося вокруг.

Лиам: Да, такая проблема была с комнаткой внизу, которая превратилась в помещение для вечеринок, когда мы немножко выпивали. А ведь мы можем заходить и в паб. Мы в Ladbroke Grove, а это не самый спокойный район, и здесь много чего происходит.
А что касается нового альбома, он ознаменовывает наш выход из времен, которые были плохими для нас троих. Мы действительно старались сделать этот альбом как можно лучше. Только так можно создать хорошую пластинку. После «большого» альбома (прим. автора: имеется ввиду TFOTL), очень трудно опять изголодаться по чему-то. Он порождает лень. Я не хотел облениться после TFOTL-а, но я был полностью удовлетворен. Меня ничто не раздражало. Я думал «Эй, все прекрасно!».
Должен сказать, что это поистине триумфально (выход ИМД). Я всегда приравниваю его к последним 5-ти годам, в течении которых мы через многое прошли. Неудачный период, затем возвращение, выход АОНО. После написания АОНО мне сразу захотелось следующего альбома и всегда хотелось. Писать, затем хотеть закончить его и наконец завершить начатое. Так что новый альбом — это результат последних 5 лет.

И снова о создании. На что у тебя уходит большая часть времени?

Лиам: Обычно в начале я в поисках плодотворной идеи и стихов, а далее все получается само собой. Если ты пытаешься чего-то выдавить из себя, ничего толкового не получится, настоящая идея приходит сама. Записывая вокал Кита и Максима, а в особенности Кита, мы всегда используем «первый дубль». Я считаю, что финальная стадия самая долгая — доводить все до звучания, которого я хочу. Раньше я работал так: заканчивал трек, продюссировал его и подводил их всех до нужного звучания до того, как записывать вокал. А тут мы сначала полностью реализовали все идеи, а уже позже я вернулся к трекам и поработал над их звучанием.

Ты когда-нибудь пользуешься какой-нибудь аппаратурой, которую использовал на первом альбоме?

Лиам: У меня до сих пор сохранились клавишные с нашего первого дня. Старое аналоговое дерьмо. Moog Prodigy, Roland W30. Больше я ими не пользуюсь, так как многие пользовались ими. Это стало легкоузнаваемым саундом. Я до сих пор работаю с SP12 для драм-партии. Звук подходящий, с ритмом тоже все в порядке, так что все ох**нно! Если ты продюсер и ты точно знаешь, какой саунд тебе нужен, ты легко получмшь его, используя различное оборудование. Конечно, может быть что-то наподобие «О, пойду-ка использую Moog, ведь этот басс звучит круто». И это чепуха. Есть другие вещички, которые помогут создать то же самое и даже покруче. Я понимаю, ностальгия...Но все-равно. Наш гитарист на альбоме играл используя AC-30, ибо мне нравится этот традиционный панк-рок саунд. В остальном же были использованы плагины Unboys из Франции. Они лучшие, они безумные.

Как часто вы теперь слушаете танцевальную андерграунд-музыку ?

Лиам: Все время, так как это помогает созданию. Мы все можем учиться друг у друга. Когда выходят альбомы, меня не интересуют содержащиеся в них треки, для меня представляют интерес звуки. Я слушаю много хип-хоп альбомов, откуда можно многое извлечь. Как мощно может звучать альбом, в котором не так уж и много чего!

Максим: Музыка может быть минималом, скудной, и все же в ней будет грув. Это показывает вам, что достаточно четырех или пяти элементов, чтобы трек уже был крутым.

Лиам: Я никогда не восхваляю группы. Хватит с меня. Но за последние пару лет моя любовь к танцевальной музыке возросла. Она (музыка) движется в разных направлениях, но похоже, что всегда будет держаться в каких-то рамках. Когда мы начали писать новый альбом, мы вернулись к тем старым рейв-трекам, которыми заслушивались в 1990-м. В них чувствуется безотлагательность, сырость. Если вы послушаете «Warriors Dance» в наушниках, то услышите щелчки, ломкие звуки — это не новомодное введение, это самый настоящий «сырой» стиль. Нам это нравится. К этому мы и стремимся.

Для таких стилей, как «Acid» и «Grime» это тоже характерно.

Лиам: Да, и разницы не было, когда у меня был Roland W-30 в 90-м. Просто включаешь мозги, чтобы из 14-ти минут сэмплинг-времени вытянуть все возможное. Вот в чем красота такой музыки. Не то, что группа мужиков в студии с кучей оборудования.

Максим: Технология достигла такого уровня, где возникают мысли «Я должен купить это, и это.» Затем настает момент, когда оборудование у тебя достигает 20 или 30 единиц, и ты используешь только 10% от каждой единицы. В то время как у другого что-то одно, и он знает это вдоль и поперек. Так и обстоит у ребят в клубах. Чистый минимал и он массивен.

Достигала ли группа такого момента, когда возникали мысли о рационализировании вещей?

Лиам: Да, последний альбом (АОНО) был...не был минималом, но имел очень цифровое звучание. Честно говоря, было очень много возни с мастерингом. Мы поехали в Нью-Йорк, чтобы обработать последнюю запись с Эмили, которая является моим хорошим другом. Люблю ее до смерти, она — единственная мастеринг-инженер женского пола в мире из всех, кого знаю. Она очень талантлива, но немного тороплива и чересчур серьезно подходит ко всему. И закончилось все тем, что альбома наблюдалось чрезмерно цифровое звучание, и было довольно трудно прослушивать его полностью.

Максим: Я думаю, есть разница в том, как занимаются мастерингом музыки в Америке, и как у нас. Это как бесшумная война.

Лиам: С новым альбомом мы опять приехали в Нью-Йорк, встретились с Эмили и сказали "Пожалуйста, не обрабатывай этот (IMD), как прошлый.

...

Интервью для LIVE OC MAG 29.05.2009

июля 3, 2009 автор ClubNika  
Рубрика: Интервью

Интервью от японцев — Q&A 31.05.09

июля 3, 2009 автор ClubNika  
Рубрика: Интервью

Интервью Лиама для DiscoWorkout.com

июня 4, 2009 автор CosjaC  
Рубрика: Интервью

logo-discoworkout

Baron von Luxxury: В новом альбоме,как я понимаю, вы решили избрать совершенно иной путь, но в конечном итоге все бросили, и начали с нуля.

Liam Howlett: Да, не было так, все просто долго тянулось. Мы создавли все исходя из ситуации и получалось когда как.В основном мы старались придумать мелодию, а не начинать с бита и бас линии . Обычно я вдохновляю или мы подгоняем и вдохновляем друг друга для написания музыки, но в этот раз мы поступили по другому.
Но не возможно сидеть и тупо работать постоянно! По окончанию шести месяцев мы были практически не с чем, просто с набросками некоторых треков и записали несколько вокалов Кейта и Макса.

BvL: В отличае от рок — групп, которые не могут писать музыку без всех участников, в The Prodigy царит немного другая атмосфера не так ли? Ведь вы можете сочинять и без всего состава? Или вы пишите треки только все вместе?

LH: Мы стараемся создавать все вместе и выглядеть как группа. Я думаю в самом писании музыки в основном все зависит от меня. Но когда мы работаем вместе у нас получаются действительно мощные вещи.

В любом случае мы получили то что хотели... И мы выглядим как группа, идеи Кейта позволяют нам не думать об альбоме, а просто делать то что мы хотим...писать музыку, и получать то что нам нужно! Мои взгляд не что не обременяло, на нас не действовало ваше желание услышать новый альбом и за шесть месяцев мы не имели толком ничего! Может и было какое то разочарование. Примеров быстрого написания музыки можно привести Warrior`s Dance, мы просто писали и не обращали ни на что внимание, этот трек только для шоу, но он дал осечку в прокате.

BvL: Как собирался Warrior`s Dance грубо говоря от начала и до финальной версии?

LH: Трек был очень важным для меня, он писался в одном стиле, стиле первых композиций группы. Было много идей, и прослушивалось много треков для того чтобы понять что и как можно сделать. Создавать я начал в Ableton Live, так как в нем все просто для изменения и редактирования, в ней все просто вы не нуждаетесь во многих вещях. Мы знали что трек будет основан на какой то песни,  было иного изменено и мы остановились на одном вокале.

Соединив вокал с битом в Ableton Live и добавив популярной сегодня баса, как можно сказать зарядил его современной энергией и именно это предало треку нового звучания. Как вы заметили в треках The Prodigy не бывает ничего лишнего...мы все отбрасываем и пытаемся избавится от всего не нужного. Я решил что в Warrior`s Dance главным будет вокал.

BvL: Какие синтезаторы вы сейчас используете? программы или аналоговые?

LH: Я не использовал программные  синтезаторы вообще. Я всегда использую только аналоговые. Потом все обрабатывается в Logic Audio...

BvL: И так, у вас есть наброски, все выбрано... что дальше?

LH: Главное иметь хорошее интро, многие треки The Prodiy зависят от этого. Написав интро я думал что же произойдет дальше и уже имел представления о том что произойдет с треком дальше. Вокал и бит составляют 90% трека, ну а дальше мы занимались разборкой всего на куски — мелодия, бит, басс и тому подобное, это как правило делается в последнюю очередь, а затем уже идет доработка до финальной версии.

В окончательном варианте я хочу видеть действительно завершённую работу. Мы все собираемся вместе и дорабатываем все до конца в студии. В Warrior`s Dance внимание надо обращать не на качество звука, так как если вы будете прислушиваться и услышите много глюков.

BvL: Помимо Does it Offend You Yeah кто поддерживает и влияет на вас? И вообще каких исполнителей вы сейчас слушаете?

LH: Я не зацикливаюсь как правило на отдельных группах, я слушаю композиции которые мне нравятся. Слушал много групп, начал с Ed Banger... Но в танцевальной музыке все время что то меняется и все зависит от массового влечения или какого нибудь нового звука. Сейчас мало ориганальных вещей, вы знаете какие нибудь?

Источник

Перевод theprodigy.ru

Тема на форуме>>

[:ru]Страница 1 из 2[:lv]Lappusē 1 no 212